1.1 Характеристика проектной ситуации 

    Вооруженным Силам РФ отстаивающим суверенитет и целостность нашего государства и других государств СНГ в так называемых «горячих точках», пресекающим попытки незаконного пересечения государственных границ, доставки наркотиков и контрабанды приходиться сталкиваться с хорошо подготовленным противником.

    Боевые группы НВФ и наркомафии проходят специальную подготовку на тренировочных базах, в армейских центрах. В их составе могут быть профессиональные военные, «решающие свои финансовые проблемы», или бойцы спецназа сочувствующих сторон. Многие имеют опыт боевых действий в локальных конфликтах последних лет. В основе вооруженной борьбы НВФ лежат следующие основные действия [38]:

- засады;
- налеты;
- обстрелы военных и хозяйственных объектов;
- минирование дорог;
- диверсионно-террористические акты.

    В зависимости от предстоящей операции численность отрядов достигает от 4-5 до 35 человек. Выдвижение групп на исходный рубеж обычно происходит ночью с соблюдением строжайших мер маскировки. Активные действия начинаются либо днем в плохую погоду, либо вечером незадолго до наступления темноты. Позиции выбираются за валунами, на склонах гор. Управление бойцами командир осуществляет по радио или заранее обусловленными сигналами (вспышки фонарика, сигнальные ракеты, жесты и т.д.). Операция продолжается в течение нескольких минут, после чего производится отход мелкими группами в разных направлениях.

    Снабжение баз НВФ осуществляется караванами, маршруты которых пролегают по горным тропам, ущельям и перевалам расположенным в горах и труднодоступным для войсковых подразделений. Эти маршруты постоянно меняются и могут прокладываться в самых «неожиданных» местах. Наркодельцы и контрабандисты свои грузы переправляют таким же методом. Излюбленным транспортным средством в горах традиционно являются вьючные животные и внедорожные легкие автомобили. Караваны могут иметь численность до сотни человек. Передвижение осуществляется основном ночью и в сложных погодных условиях с целью скрытности. Стационарные объекты также маскируют в ущельях, среди валунов, в пещерах. Для их охраны применяют крупнокалиберные пулеметы 12,7 мм. и 14,7мм., зенитные горные установки (ЗГУ), легкие орудия калибра 20-30мм., которые, как правило, устанавливают на вершинах гор вблизи охраняемых объектов.

    Наркомафия и НВФ отлично вооружены и используют все виды оружия, которые не снижают мобильности отрядов. Их основу составляет стрелковое автоматическое оружие калибра 5,45мм; 7,62мм.; 9мм., а также ручные гранатометы, минометы мелких и средних калибров до 82мм. Крупнокалиберные пулеметы монтируются на автомобильную платформу. В качестве средств ПВО имеются также переносные зенитные ракетные комплексы (ПЗРК) такие, как «Стингер», «Ред Ай», «Игла», «Стрела-2» и другие. Следует учитывать возможность наличия у противника не только уже существующих систем вооружения, но и перспективных, так как НВФ, наркодельцы, торговцы оружием уделяют своей безопасности особое внимание. В случае появления средства способного «внести изменения» в их планы будут приняты все меры по его устранению.

    С выше описанным противником можно бороться путем привлечения наземных, воздушных или орбитальных средств.

   В свете бурного развития вычислительной техники и передовых достижений в области космических технологий весьма эффективным средством борьбы может стать орбитальный комплекс. Однако, еще ни одно государство не имеет опыта изготовления подобных объектов. Общепризнанным фактом является то, что в настоящее время любая программа подобного уровня требует колоссальных финансовых средств, и ни одно государство не способно в одиночку ее реализовать. Западными специалистами стоимость современного разведывательного спутника оценивается в 0,5-1 млд. долларов США [17],[40]. Кроме того, существует целый ряд международных договоров и соглашений, накладывающих запреты и ограничения на размещение вооружений в космосе и использование космического пространства в военных целях. Все это исключает возможность применения орбитального комплекса, как самостоятельного средства. Возможно лишь использование уже существующих спутников, как звена в цепочке состоящей из ряда объектов наземного и воздушно-космического базирования. Даже только для ведения разведки потребуется развертывание целой группировки космических аппаратов (КА). Так в ходе агрессии НАТО против Югославии часто меняющиеся погодные условия, а также сложная горно-холмистая местность района боевых действий затрудняли ведение разведки (КА Кх-11, «Лакросс»). Для планирования их действий использовалась информация, получаемая от метеорологических КА (Block-5D2 типа DMSP). Всего группировка насчитывала до 50 космических аппаратов. Современные разведывательные спутники способны проходить над заданным районом не чаще двух раз в сутки (Кх-11) . Требуется же постоянное присутствие спутника над определенным районом Земли. Но напряженные очаги могут возникнуть практически в любой точке мира, что существенно усложняет ситуацию, делая подобную систему негибкой и немобильной.

    Маршруты, используемые НВФ и наркомафией, как правило, заранее не известны и труднодоступны. Высокая мобильность, маневренность, хорошее оснащение и малая численность ударных групп НВФ делает неэффективным привлечение наземных войск для их уничтожения. С точки зрения тактики, противник, данные о котором отсутствуют (достоверно не известна численность, местоположение, время и т.д.), всегда будет иметь подавляющее преимущество. Применение наземных частей будет напоминать бой с призраками. Кроме того, даже поверхностный анализ событий в Чечне, Афганистане, Чили, Перу и северных штатах Индии позволяет сделать вывод о том, что на настоящий момент не существует эффективной тактики действия в горах против НВФ. Даже специально сформированные и подготовленные чилийские подразделения коммандос для действий в горной местности и джунглях были расформированы в следствие низкой результативности.

    Относительно слабые средства ПВО противника делают возможным решение данной проблемы с помощью летательного аппарата. Он может обладать достаточной огневой мощью, способен действовать в любых метеорологических условиях и в любое время суток, практически в любой точке планеты. Неоспоримое преимущество авиационного средства в его высокой мобильности. Военно-воздушное подразделение способно в самые короткие сроки быть развернуто в том месте, где в нем возникла необходимость. Одно из самых главных преимуществ - автономность. Возможно создать средство способное без привлечения дополнительных сил эффективно противостоять НВФ, наркодельцам и контрабандистам. А это особенно важно, если учесть, что в войсках сложнее всего установить связь и взаимодействие между подразделениями разных родов. На данном этапе производство авиационной техники хорошо освоено и не требует глобальных денежных вложений.

    На данный момент сложилась следующая тактика решения вышеуказанной проблемы авиационными средствами :

    - поиск и обнаружение цели;
    - идентификация;
    - выбор оружия;
    - наведение;
    - уничтожение цели;
    - контроль результатов атаки.

    Известны примеры применения авиации со стороны России (и СССР) в горах Афганистана, Таджикистана, Кыргызстана, Кавказа, а также других стран СНГ на Кавказе, Перу и Колумбией в Андах. По данной тактической схеме так называемую «свободную охоту» выполняли Су-25, Су-39, Су-17, IA-58 «Пукара», A-37 «Дрэгонфлай», Ми-24, Ми-8.[2],[7],[26],[50] Основные характеристики специализированных противопартизанских самолетов и штурмовиков приведены в таблице 1.1

Рисунок 1.1- А-37 «Дрэгонфдлай» на стоянке

    С целью эффективного поиска требовалось длительное патрулирование и большой боевой радиус действия. У специализированных самолетов (IA-58 «Пукара», А-37 «Дрэгонфлай») этот показатель составлял 975 км, а время патрулирования всего 3,8 часа. Остальные же обладали боевым радиусом не превышающим 300-400 км (вертолеты и того меньше - менее 200 км с дополнительными баками). Использование ПТБ лишь незначительно увеличивало время присутствия летательного аппарата над районом патрулирования. Также вынужденными мерами было значительное снижение боевой нагрузки, выполнение крейсерского полета на одном двигателе (IA-58, A-37 показаны на рисунках 1.1 и 1.2) и уменьшение состава экипажа (если он составлял более 1 человека). При этом приходилось увеличивать состав группы. Летательные аппараты не использовали весь свой потенциал.

Рисунок 1.2 – IA-58 «Пукара»

    В горах существенно снижалась тяга двигателей. Для уменьшения расхода топлива полет производился на средних (около 3000-4000 м.) и больших (10000 м.) высотах, но значительно снижалась эффективность поиска малоразмерных и замаскированных среди камней и гор целей. Кроме того, в горах часта облачность на высоте порядка 2000-3000 м. и возможны пыльные бури, поднимающие песок до 1500 м. Поиск на высоких скоростях порядка 600-900 км/ч малорезультативен. А применявшиеся самолеты использовали именно этот диапазон.

Рисунок 1.3 – Су-17 с блоками НАР и ПТБ на стоянке

Авиационные средства не были предназначены для действий ночью и в сложных метеорологических условиях. Отсутствие специального оборудования требовало поиск и обнаружение целей производить визуально. Плохой обзор из кабины существенно усложнял задачу. Однако, использование подвесных контейнеров с инфракрасными и радиотехническими средствами обнаружения (Су-17М3Р/М4Р смотри рисунок 1.3) позволяло производить поиск противника в любое время суток по работающей радиостанции, следу автомобиля или потухшему костру.

Рисунок 1.4 - Су-25 готовится к боевому вылету

    С целью идентификации обнаруженного объекта на борт устанавливалась система радио опознавания или УКВ радиостанция. Но в условиях скоростного полета над местностью, изобилующей естественными укрытиями, времени на распознавания практически не было. Пилот пользовался полученными до вылета данными об отсутствии своих войск в заданном районе и наносил удар с первого захода (смотри рисунок 1.5).

Рисунок 1.5 – Су-25 наносит удар по позициям НВФ

    Подавляющее большинство автоматического оборудования (прицелы, баллистические вычислители стрельбы и т.д.), эффективные на ровной местности, в горах не работали. В условиях полета над хребтами резкие перепады высот и смена рельефа приводят к тому, что автоматика «теряет голову». В таком случае прицеливание и стрельба производились вручную. С целью достижения внезапности удар наносился с малых высот 100-300 м. Это практически лишало его главного козыря – способности быстро растворяться и рассредоточиваться на местности. Но чаще шум двигателей демаскировал ЛА и лишал его внезапности. Особенно это относится к вертолетам (Ми-24, Ми-8), шум от винтов и двигателей которых делал невозможной внезапную атаку (смотри рисунок 1.7). Огромный объем работ, выполняемых экипажем вручную и на глаз, предъявлял высокие требования к выучке и мастерству летно-подъемного состава. Полет на малой высоте, постоянное ожидание противника, однообразие рельефа, опасность столкновения с землей или горой сказывались на его физическом и психическом состоянии. Летательные аппараты зачастую разрабатывались для других задач и не обладали необходимым запасом (иногда это было следствием недостаточной тяги двигателей при взлете с высокогорной ВПП), номенклатурой вооружения и живучестью. Сталкиваясь с хорошо защищенными стационарными объектами, они были вынуждены вызывать подкрепление, или просто возвращались на базу. Кроме того, горы затрудняли связь с командным пунктом и другими членами группы. что требовало постоянного присутствия в воздухе самолета- ретранслятора (Ан-26РТ). Это позволяет сделать вывод о том, что имеющиеся авиационные средства крайне несамодостаточны. В случае атаки со средних высот значительно снижалась точность применения неуправляемого оружия, вследствие орографических ветров. При выходе из атаки ЛА были практически не защищены от огня с земли. Применение противозенитного или других маневров чревато столкновением с горой, особенно при крупных габаритах и низкой маневренности. Тепловые ловушки не обеспечивали надежную защиту (их требуется много, а они не дешевы), более действенным средством признавалось подвешивание пушечных контейнеров против направления полета, либо оборудование места кормового стрелка (Ми-8ТМ). Вероятность уничтожения цели с первого захода была низка. Повторные же заходы уже не были внезапными и увеличивали вероятность потери машины.

Рисунок 1.6 - Су-39 готов к выполнению боевого задания

    Контроль результатов атаки производился при повторном проходе визуально. Подобный способ не обладает точностью и достоверностью. Кроме того, однотипность рельефа приводила к тому, что экипаж не мог точно указать место атаки по возвращении на базу. Для обнаружения целей и последующего контроля результатов удара привлекались специализированные самолеты (Як-28, Ан-30, Су-17М3Р/М4Р, RF-4). Но это значительно снижало оперативность и имело смысл только в случае хорошо укрепленных лагерей, баз, складов НВФ. Оборудование этих самолетов, основу которого составляли фотоаппараты, не всегда было способно дать достоверную информацию. Использование машин подобного класса требует наличия центров по расшифровке снимков, а также, в целом, дорого и сложно. В случае низкой облачности и сложных метеорологических условий объективный контроль результатов удара вообще производиться не мог.

Рисунок 1.7 Вылет вертолетов Ми-8 и Ми-24 на задание парой

   Для эффективной борьбы с наркомафией и НВФ по вышеуказанной тактической схеме новое авиационное средство должно быть лишено всех вышеописанных недостатков, при его разработке необходимо учесть особенности действия в высокогорных районах.

  Техническое задание на проектирование нового разведывательно-ударного комплекса приведено в приложении А.

  Таблица 1.1 Статистические данные  <<<


[an error occurred while processing this directive]

Vif2.ru banners network

© 2000-2008 FoxbatAVIa, Максим Брянский

Авиационный топ. Нижние два числа - хитов всего и хитов в среднем за день. AVIATION TOP 100 - www.avitop.com Avitop.com